О чем пишут (mak_50) wrote,
О чем пишут
mak_50

Мы это видели и пережили. Часть 1

http://www.sovross.ru/articles/1673/38666

ИЗБИРАТЕЛЬ-2018. Два наблюдателя о том, чем закончилась их конституционная миссия на президентских выборах.

  Костоломы от власти
Рассказывает Иван ЕГОРОВ на больничной койке в Склифе.
Коммуниста избили до полусмерти на УИКе №667












В то время, когда председатель Центризбиркома РФ Элла Памфилова торжественно сообщала об успешном завершении кампании по выборам президента и о блестящей работе избирательных комиссий, разве за исключением некоторых «мелочей», коммунист Иван Константинович Егоров, член ТИК в столичном районе Марьина Роща, лежал без сознания на операционном столе в Институте скорой помощи им. Склифосовского.




Операция длилась несколько часов. Избитый Егоров находился в шоке от боли. У него был открытый перелом большой берцовой кости со смещением, сотрясение головного мозга. Хирургам пришлось по кусочкам собирать коленку пациента. Они не имели права на ошибку. В противном случае Егоров может стать инвалидом. А ему всего 40 лет, впереди – большая и непростая жизнь.
Откуда такие жестокие травмы?
О случившемся Иван Константинович рассказал нам  в больничной палате, куда его привезли после операции.
– Московский горком КПРФ направил меня в Территориально-избирательную комиссию (ТИК) «Марьиной Рощи» с правом совещательного голоса. Вместе с коллегой Епифановым Павлом Петровичем, тоже членом ТИК, мы настроились выявлять все нарушения и добиться самого честного результата на вверенном нам участке. Наши граждане имеют право на правду. У нас уже был опыт наблюдения за голосованием. Особое подозрение вызывают  КОИБы (комплекс обработки избирательных бюллетеней). В этот раз мы решили пристально следить за работой этих электронных устройств. Все они перед голосованием должны быть опломбированы, чтобы не допустить вбросов. Но самое надежное, что позволило бы исключить все фальсификации, – это ручной пересчет бюллетеней. Нам в этом отказали, хотя законом это предусматривается. Особо хочу подчеркнуть и донести до наших избирателей: нам отказали в законной процедуре! Пересчеты проводятся во всех странах. Вспомните, как было в США, не раз пересчитывали голоса и только потом предъявили обществу не вызывающие сомнения данные. Почему нас лишают такого права?
Этот вопрос поднимали мы с Епифановым в нашем ТИКе, его поднимали юристы и в других ТИКах. Везде было отказано в пересчете. Что, конечно, настораживало: дело нечисто.
– Отказывали единороссы?
– В этот раз единороссы не афишировали свою партийную принадлежность, по моим наблюдениям, они маскировались под другие партии, например, под «Гражданскую платформу»… Но действовали так, как «Единая Россия», стиль партии власти ни с чем не спутаешь. Нас сначала мягко отговаривали: не обязательно пересчитывать, зачем тратить на это время, люди хотят домой… Потом было жестко.
В день голосования я пошел по своим участкам, обошел 15 УИКов из 18. Следил за ходом голосования, проверял документацию. В участковой избирательной комиссии №667 обнаружилась масса нарушений. КОИБы были практически не опечатаны. На них были прикреплены какие-то бумажки, ящики не были защищены от вскрытия. Легко можно было совершить любые манипуляции и снова заклеить бумажками. Я это потом продемонстрировал и всё заснял на видео. О грубом нарушении мы сообщили в ЦИК, депутатам. Я направил жалобу на имя председателя избирательной комиссии №667 Валитова А.Х. Он отреагировал неадекватно. Вместо того чтобы всё исправить и согласиться на ручной пересчет бюллетеней начал мне угрожать, чтобы я этим делом не занимался, иначе «пожалею»…
– Что происходило дальше?
– Ситуация обострилась. Мне на подмогу подъехал член участковой избирательной комиссии от КПРФ Шабалин Илья. Мы с ним стали настаивать на контрольном пересчете. Но Валитов тянул с подсчетом в целом. На других участках уже вовсю считали, а на 667-м еще и не приступали. Валитов настраивал против нас представителей Грудинина, членов комиссии, твердил, что мы время отнимаем, что надо всем домой, к детям, а мы требуем контроля. Кроме того, Валитов подчеркнул, что у него приказ свыше, не делать никаких пересчетов.
Мы с Ильей объявили, что не можем дальше участвовать в нарушении законодательства, отказываемся что-либо подписывать и покинули помещение УИКа. Вышли на улицу. Валитов побежал за нами. Меня зачем-то задержал, начал фотографировать номера моей машины и снова угрожал, что мне это так не пройдет, что я надолго запомню этот день и час. Я вообще-то военврач, был на войне в Чечне, мне приходилось сталкиваться со всяким, угрозы воспринял как психологическое давление. Сейчас понимаю, что они были не голословными.
– Валитов всё время был около вас?
– Нет, он ушел. И сразу же откуда ни возьмись появились мужики. Они бежали на нас с Шабалиным. В следующее мгновение получаю удар, и меня пронзает нестерпимая боль, падаю... Потом – скорая, Склиф, операция. Шабалину тоже досталось, но не столь травматично, как мне.
Егорову предстоит еще операция и длительная реабилитация. Еще неясно, удастся ли избежать инвалидности. Но костоломы от власти не оставляют коммуниста в покое даже в больнице. Едва Иван Константинович пришел в себя, как к нему в палату заявились полицейские и стали уговаривать, чтобы он подписал документ о том, что его избиение не связано с выборами, с инцидентом на УИКе, что драка была якобы обычным бытовым хулиганством. Егоров не повелся на грязную уловку. Полицейские ушли ни с чем. А где они были, когда его избивали там, где граждане выбирали главу государства?
Егорову тем временем позвонила коллега-наблюдатель, которая тоже была на УИКе №667. Она рассказала, что стала невольным свидетелем громкого разговора одного из членов УИК. Тот кричал по телефону: зачем так сильно избил, теперь нам не избежать неприятностей. Что ответил заказчику нанятый костолом, неизвестно.
Депутат Госдумы, первый секретарь Московского горкома КПРФ Валерий Рашкин направил депутатский запрос на имя Генпрокурора РФ Ю.Я. Чайки и главы МВД В.А. Колокольцева о необходимости полного объективного расследования бандитского нападения с тяжелыми последствиями на официального представителя КПРФ в качестве наблюдателя на выборах президента, пресекавшего фальсификации на избирательных  участках №666 и №667 г. Москвы. Депутат полагает, что все виновные будут выявлены и наказаны по всей строгости закона. Теперь Рашкин ждет ответа.
Егорова уже навещал П.Н. Грудинин. Депутаты-коммунисты прилагают усилия, чтобы защитить Егорова. Он не в безопасности. Совершенно очевидно, что «волонтеры» от УИКа и других провластных контор будут приходить к смелому коммунисту, давить на него и угрожать. Эта власть по-другому не умеет действовать. Она знает только силовые приемы: украсть, отнять, убить, обобрать, запугать, подавлять… Егоров не смирился с такой участью.
Лично он от этой власти нахлебался сполна. Сегодня Иван Константинович – майор военной медицинской службы в отставке. Армии отдал 15 лет. Мотался по всей России. Был на Чеченской войне. Сколько раз сталкивался с дикой несправедливостью. В отставку отправлен сердюковскими реформами. Пытался организовать свой бизнес, работал в департаменте медицинского страхования. Пришел к выводу, что страховая медицина нацелена не на то, чтобы лечить людей, а чтобы выкачивать прибыль за медицинские услуги. Всё, как бывает при капитализме. Верит в социализм и коммунистам. Егоров женат, у него растет дочь. Он очень переживает за них. А они переживают за него.
Егоров постоянно повторяет, что КОИБы и есть главный механизм подтасовок результатов на выборах. Они управляемы. Это подтверждают и программисты. Им точно известно, как можно заставить электронику считывать не всё, как можно «подкорректировать» цифры. Если на одном небольшом УИКе так зверски ограждали наблюдателей от перепроверки результатов, значит, там больше лжи, чем правды. И это сколько ж миллионов фальши творится? Как можно после этого избранным смотреть людям в глаза?
«У нас украли второй тур!» – уверен Егоров. После больницы он продолжит борьбу за правду.

Галина ПЛАТОВА

Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments