О чем пишут (mak_50) wrote,
О чем пишут
mak_50

Category:

Л.А. ХОЛОПОВА: От традиционного образования к цифровому геноциду

http://www.sovross.ru/articles/1981/48907
В минувшем апреле исполнилось 150 лет со дня рождения Владимира Ильича Ленина. В Советском Союзе это было бы большим событием. А сейчас тихо. Тихо, я думаю, не только из-за коронавируса. Тихо, потому что незаслуженно затеняли и дискредитировали заслуги вождя мирового пролетариата, который создал первое в мире государство социальной справедливости.
Сознательно делали это. Мы помним: бесплатная медицина в каждом населенном пункте, бесплатное образование, право на труд и отдых были нормой. Любая профессия была уважаемой и почетной. Когда произошёл развал Союза, одна из моих коллег сказала буквально следующее: «Подождите, пройдет время, и мы еще не раз вспомним о нашем прошлом и пожалеем о нём». Она оказалась права. Как показывают социологические опросы, многие граждане современной России хотели бы жить в Советском Союзе. Я хорошо помню свое октябрятское детство, пионерское отрочество и комсомольскую юность. С именем Ленина мы вступали в ряды пионерской и комсомольской организации и верили, что от наших усилий («учиться, учиться, учиться», как завещал великий Ленин) зависит будущее страны. Именно эта задача стала одной из главных в деле построения государства нового типа.
В 1918 г. была создана советская школа, начало которой определили два документа. Один из них назывался «Положение о единой трудовой школе», другой – «Основные принципы единой трудовой школы», более известный как «Декларация о единой трудовой школе». В Декларации провозглашалось создание единой школы начальной и средней, доступной для всех, разнообразие учебных заведений. Целевая идея этого документа, впервые высказанная в статье «Культурные и воспитательные задачи Советской власти» наркома просвещения А.В. Луначарского, звучала так: «Высшей ценностью в социалистической культуре является личность, но эта личность может развернуть со всей возможной роскошью свои задатки только в гармоническом и солидарном обществе». Надо отметить, что первый закон об образовании (Декларация) отличался от современного закона об образовании тем, что был представлен на нескольких страницах, но в нем компактно было изложено всё самое важное. Большевики поставили перед собой дерзкую задачу – сделать Россию страной всеобщей грамотности. Ту самую страну, где 75% населения не умели читать и писать. Где взять учителей? В стране развернулись ликбезы. А уже через десять лет, в 1928 г., насчитывалось 44 педагогических института, к 1932-му их стало более 70. Но и этого было недостаточно. С 30-х годов стали открываться учительские институты, где педагогов готовили за два года, в пединститутах открывались заочные отделения.
Во вторую пятилетку приоритеты изменились. В образовании, как и в остальных направлениях сталинской модернизации, произошел переход от погони за количеством к борьбе за качество. Именно благодаря усилиям первых руководителей государства, В.И. Ленина и И.В. Сталина, наша страна стала не только страной всеобщей грамотности, но и самой читающей в мире. Мы добились огромных достижений в развитии промышленности, науки, искусства. Запад неоднократно отмечал успехи и достижения советского образования. В 1961 г. президент США Дж. Ф. Кеннеди  по поводу запуска СССР в 1957 г. искусственного спутника Земли сказал, что космос США проиграли русским за школьной партой.

В мае 1959 г. доктором исследовательской службы конгресса США Мэндэрсом была подготовлена аналитическая записка для комитета по вопросам науки НАТО, которая называлась «Научно-техническое образование и кадровые резервы в СССР». Привожу из нее отдельные выдержки:
«Когда Советский Союз был образован немногим более 40 лет назад, государству пришлось столкнуться с огромными трудностями. Урожай советского юга был уничтожен нашествием саранчи, в результате чего отмечался дефицит продовольствия и низкий моральный дух населения. Обороне не способствовало ничего, кроме рационального использования территориальных и климатических условий. Государство отставало в образовании и других социальных сферах, неграмотность была широко распространена, и спустя почти 10 лет советские журналы и печатные издания по-прежнему сообщали о том же уровне грамотности. Сорок лет назад безнадежно не хватало обученных кадров, чтобы вывести советский народ из трудной ситуации, а сегодня СССР оспаривает право США на мировое господство. Это достижение, которое не знает равных в современной истории».
«На протяжении многих лет значительная доля обученных кадров возвращается обратно в систему образования, чтобы подготовить еще больше специалистов. Преподавание – хорошо оплачиваемое и престижное занятие. Чистый ежегодный прирост обученных кадров составляет 7% в СССР (для сравнения, в США – 3,5%, в Великобритании 2,5–3%)».
«На уровне постдипломного образования СССР не испытывает нехватки в профессионалах, способных управлять государственными проектами. В высшем и школьном образовании всё указывает на то, что количество профессионально подготовленных выпускников не только без труда останется на прежнем уровне, но может быть увеличено».
Вышесказанное западными аналитиками ещё раз подтверждает, что образование в СССР было на самом высоком уровне. Да, оно не соответствовало мировым стандартам. Но как показало время, это проблема самих этих стандартов. Сейчас у нас эти самые мировые стандарты. И что же? Самые способные выпускники, имея высокие баллы по результатам ЕГЭ, по советским меркам не тянут на отличников. А о современных медалистах лучше ничего не говорить. Поэтому не столько в министрах Фурсенко, Ливанове, Васильевой дело, сколько в самой системе.
***
Что же представляла собой советская система образования, о которой так уважительно говорили на Западе, методы которой были заимствованы как в Японии, так и в других странах?
Не будем говорить о доступности образования. Кстати, доступность сочеталась с обязательностью. Остановимся на качестве, которое достигалось единством и согласованностью всех звеньев образования. В этом было главное отличие советской системы образования от американского и британского образования. Четкая система (начальная, средняя школа, техникум, вуз, аспирантура, докторантура) позволяла точно спланировать вектор обучения для каждой ступени. Были выработаны единые программы и требования. Это позволяло ученику легко включиться в учебный процесс при переезде родителей или смене школы по каким-либо иным причинам. Не надо было заново изучать материал. В крайнем случае, нужно было подогнать несколько тем по той или иной дисциплине. Безусловное усвоение программы всеми учениками в то же время давало возможность самым способным или тем, кто интересуется предметом, дополнительного его изучения, посещая предметные кружки.
Знания были фундаментальными и разносторонними. Они давали системное представление о мире и времени, эпохе, в какую, например, появилось то или иное произведение писателя. Покидая школу, ученик имел практически энциклопедические знания. Это было тем основательным фундаментом, на котором строилось здание специального образования по любому профилю. Поэтому в Советском Союзе были специалисты-профессионалы, прекрасно знавшие свое дело.
На каждом уроке устанавливались связи между предметами: факты, узнаваемые учениками на уроках физики, перекликались со сведениями, полученными при изучении химии и математики, увязывались через доминирующие в обществе идеи. Таким образом, новые понятия и термины вводились параллельно, что помогало структурировать знания и формировать у детей целостную картину мира.
Ученики в советской школе были мотивированы к учебе. Они знали, что без среднего образования они не могут получить специальность. Поэтому оценки по предметам соответствовали полученным знаниям. Несмотря на статистику по классам, ставились двойки, ученикам продлевался год, где учителя с ними занимались дополнительно. Если ситуация не менялась, то «двоечников» оставляли на второй год. Это считалось позорным явлением. Сегодня педагоги бьют тревогу: у школьников отсутствует мотивация к учебе, многие старшеклассники не ощущают ответственности за собственное будущее…
Следующим положительным фактором была «шефская помощь» отстающим. Поскольку существовала пионерская и комсомольская организация, в них существовала практика соревнования и подведения итогов. Важным моментом при подведении итогов считались отсутствие неуспевающих учеников. Слабый ученик в такой ситуации не оставался один на один со своими проблемами. Ему помогал отличник или сильный ученик по предмету. Для сильных учеников это тоже была хорошая тренировка и подготовка: для объяснения предмета требовалась тщательная подготовка. В Советском Союзе существовали одинаковые условия обучения для всех. Общественное положение и социальный статус родителей никак не влияли на результаты деятельности школы. Все дети учились по одной программе, поэтому дорога для поступления в вуз была открыта для всех. Школьных знаний было достаточно, нанимать репетиторов не было необходимости. А сейчас с репетиторами начинают заниматься параллельно обучению в школе, при этом родители платят большие деньги в зависимости от региона, так как школу превратили в рынок, где знания можно купить.
Бесплатные кружки и секции были еще одним важным фактором качественного образования. Свободное время ученика было занято сферой внеклассной деятельности, больше всего его интересовавшей. Проводились факультативные занятия, которые расширяли и углубляли знания по каждому предмету. Если ко всему этому добавить требовательных педагогов, пришедших в школу по зову сердца и получивших педагогическое образование в вузе, куда поступали на конкурсной основе, то высокий уровень обучения в советской школе очевиден.
Учитель советской школы – это профессионал с высоким социальным статусом, подкрепленным достойной по тем временам заработной платой.
Снижению авторитета личности учителя способствовало установление капиталистических отношений, в основе которых превалируют материальные ценности. Появилась балльная система. Каждый балл определяется ценой в зависимости от финансирования школы. Чем больше учеников, тем дороже балл. Но баллы нужно заработать. В результате доплаты к мизерным окладам складывались по-разному. В больших школах по сравнению с малокомплектными школами эта разница получалась существенной. Это, в свою очередь, приводило к несправедливой оценке учительского труда и постепенному снижению престижа профессии учителя. Вместо того чтобы «поднять учителя на ту высоту, на которой он до этого не стоял», его опустили.
Подводя итог достоинствам советской системы образования, нельзя не отметить, что советская, а ранее российская система образования при всех реформах, революциях и разрушениях имела в основе многовековой опыт российской культуры, достижения которой бесспорны. Недаром много лет ЮНЕСКО присуждала премии имени Н.К. Крупской странам и ученым, добившимся выдающихся успехов в борьбе с неграмотностью. Вот бы и сохранить всё самое лучшее прежней системы образования и развиваться дальше. Но этого не случилось.
Более того, уже в конце 80-х годов в школах стал  практиковаться принцип «три пишем – два в уме», искажавший реальную картину успеваемости.
Унифицированные учебные планы, программы и учебники не позволяли должным образом учесть ни индивидуальные особенности школьников и студентов, ни естественные различия в образовательных потребностях на всей огромной территории страны. Ярко выраженный естественнонаучный подход с недооценкой гуманитарных дисциплин показывал однобокость учебных планов. Чрезмерная идеологизация преподавания вела к недооценке других культур, учащиеся и студенты не получали полной информации о достоверной картине мира.
***
Однако перемены, происшедшие в образовании в период перестройки и постперестроечной России после распада СССР привели к еще большему разрушению системы образования. К этому моменту на Западе уже была разработана стратегия коренной перестройки советского образования. Реализовывалась она через проекты Всемирного банка. «В докладе Всемирного банка 1994–1995 гг. и 1999 г. было сказано, что система советского обучения должна быть радикально перестроена под потребности «непланового рынка и открытого общества».
Один из проектов назывался «Роль права в рыночной экономике». Участниками проекта были 25 российских школ, в том числе и школа, директором которой была я, поэтому говорю со знанием дела. Проработала в школьном образовании 33 года, 16 лет – директором школы. В Москве проводились семинары, на них участники проекта рассказывали об особенностях преподавания в советских школах, формах и методах, которые помогали добиваться высоких результатов. Рассказывали люди, увлеченные своим делом, профессионалы, даже не подозревая, что  тот же Всемирный банк настоятельно указывал на необходимость ликвидации педагогических вузов, которые «сохраняют преемственность русского педагогического наследия».
Затем были введены федеральные государственные образовательные стандарты ФГОС, разрушившие единое образовательное пространство и утвердившие принцип вариативности. Как следствие, появились учебные заведения со своей траекторией развития («Школа самоопределения» Тубельского, школа Ямбурга и др.), в том числе лицеи и гимназии. Это было новым и интересным явлением, как тогда казалось. Ушли четко прописанные требования к качеству и содержанию образования. Это уже было тревожным  сигналом. Однако учителя старой формации по-прежнему обеспечивали высокий уровень знаний и грамотности учащихся. Они боролись за каждого ученика. Кроме того, несмотря на сокращение часов в базовом компоненте и введение одночасовых предметов типа ОБЖ (основы безопасности жизнедеятельности) было достаточное количество дополнительных часов за счет часов вариативной части, которыми усиливали предметные области.
В это же примерно время последовал отказ государства от школ. Школы постепенно переходили в статус муниципальных учебных заведений со всеми вытекающими последствиями. Школьные учреждения фактически были брошены на выживание, так как средства на их  развитие  не выделялись, а если выделялись, то недостаточно. Решать проблемы школы должен был регион, у которого часто денег тоже не было. Руководителям образовательных учреждений приходилось обращаться за помощью к родителям, а средства массовой информации клеймили, не разобравшись, позором таких руководителей, выдавая желаемое за действительное.
Но самое худшее произошло с введением ЕГЭ. Учительская общественность сопротивлялась, а ее убеждали в неоспоримом преимуществе ЕГЭ перед традиционной формой сдачи экзаменов: новая форма позволяла поступить в любое самое престижное учебное заведение из самого дальнего уголка страны. Но это на словах, на практике – из этого уголка нужно было еще добраться. Это в счастливом случае. А таких счастливых случаев было очень немного. В дальних уголках нашей большой страны были обычные школы, в которых уже не хватало учителей. Там не было ни лицеев, ни гимназий.
Больно и грустно сегодня вспоминать это, потому что наших детей в нашей самой читающей стране приравняли к африканским мигрантам. А ведь «первый аналог ЕГЭ был введен во Франции в 1960-х годах. Французские колонии в Африке обрели независимость, и в стране стало много мигрантов из Африки. Уровень их образованности был крайне низок, но тем не менее детям мигрантов необходимо было учиться, поэтому французские власти пошли им навстречу, сильно упростив систему экзаменов. Были введены тестовые опросы, выпускной экзамен совмещался со вступительным экзаменом в вуз».
Так, перейдя к ЕГЭ, мы отказались от сдачи экзаменов в устной форме, от сочинения (то, что пишут сейчас и получают «зачтено», не является свидетельством уровня начитанности выпускника). А нравственное состояние подрастающего поколения тестированием не определить. Без вдумчивого чтения и живого обсуждения прочитанного это невозможно. Поэтому ушли сегодня из школы все активные формы обучения, практически ушло речевое общение. А о таких формах, как ролевые и деловые игры, дискуссии, семинары, конференции, широко практиковавшиеся в школе, особенно в 80-е годы, уже не помнят. Сегодня выпускники не умеют логически и самостоятельно мыслить, сопоставлять и анализировать, выстраивать свой ответ. Вчерашние школьники часто проявляют неспособность понять общую картину по определенной теме, так как образование полностью направлено на формирование умения учеников давать единичные ответы на тестовые задания. Школьники не прилагают усилий для полного освоения программы в части заданий, не предусмотренных ЕГЭ. И без них они могут быть высоко оценены. Полученные итоговые баллы часто побуждают выпускников поступать в те учебные заведения, где этот балл проходной. Таким образом, выпускник получает не ту специальность, о которой мечтал.
Старая система сдачи экзамена позволяла оценить глубоко не только знания ученика, но и тип мышления. Поэтому ничего удивительного нет в том, что, встречаясь с первокурсниками, преподаватель вуза часто видит полуфабрикат, не способный четко и обстоятельно выразить свое мнение, грамотно и безошибочно написать ответ на поставленный вопрос в самостоятельной работе.
***
Тут же подоспели пропиаренные фильмы, в которых бойкие режиссеры стали глумиться над школой, принижать роль учителя. Чего стоит фильм Валерии Гай Германики, который так и называется «Школа»! Изменилось и преподавание истории, важного предмета для осмысления прошлого своей страны, ее настоящего. Советское прошлое сознательно искажается. В противном случае вряд ли появился бы Ельцин-центр, где пропагандируются заслуги Ельцина чуть ли не как основателя нового государства. А до него-де был сплошной тоталитаризм… Нет ничего удивительного в том, что выпускники школ в большинстве своем не знают историю своей страны. Можно услышать, что Суворов был полководцем Великой Отечественной войны, Ленина относят туда же. И таких «исторических открытий» приходится слышать немало. Поэтому когда мы начинаем рассуждать о патриотизме, представляя его в качестве национальной идеи, то лукавим. Мы же посеяли плевелы…
У современных школьников нет образцов, идеалов, достойных подражания. Они, конечно, есть в жизни. Даже сегодня в борьбе с коронавирусом проявляется поразительный героизм врачей. И с экранов ТВ звучат слова благодарности. Но это воспринимается как исключение в связи со сложной ситуацией. А в целом на телеэкранах почти нет честных тружеников и бескорыстных героев. Эти люди для нынешней власти неформат. Кто приходит со своими судьбами на шоу к Андрею Малахову и к другим?
Да что там врачи! Мы не слышали о судьбе и жизни великого физика Виталия Гинзбурга, скончавшегося в 2009 г. в Москве. Мало что знаем о Жоресе Ивановиче Алферове, ушедшего из жизни в 2019 г. А он такой же великий физик мирового уровня, как и Виталий Гинзбург. Открытия Гинзбурга относятся к области нелинейной оптики и микрооптики, а открытия Алферова стали основой для всех современных электрических приборов. Я уже не называю здесь все регалии и награды этих ученых. Но кто они такие по сравнению с Юлией Началовой? О кончине певицы скорбели на всех каналах ТВ! Не отрицаю достоинств и таланта певицы. Но многие ли способны оценить тот вклад в науку, в нашу повседневную жизнь этих ученых? Может быть, потому и молчали наши СМИ, что власть не хотела лишний раз обращать внимание, что на смену эпохе в науке пришла пустота.
***
Молодое поколение в СССР воспитывалось на лучших образцах русской литературы, на бесспорных подвигах Павки Корчагина (Н. Островский «Как закалялась сталь»), Алексея Мересьева, (Б. Полевой «Повесть о настоящем человеке»), Андрея Соколова (М. Шолохов «Судьба человека») и многих других. Сегодня по ТВ идет программа Бориса Корчевникова с одноименным названием «Судьба человека», но мы не услышим здесь и не узнаем о героях труда, кто созидает, делая нашу страну процветающей. Каждый день рассказ идёт об актерах, их судьбе. Да с этим бы можно и согласиться: у них есть чему поучиться, особенно у представителей старшего поколения. Но не до такой же степени однобоко. А где судьбы интереснейших созидателей – людей, наших современников, отцов, дедов, кем можно гордиться?
В декабре 2020 г. – знаменательная дата, 100-летие со дня создания плана ГОЭРЛО, плана электрификации России, благодаря которому страна превратилась в могучую индустриальную державу. А помним ли мы тех, кто стоял у истоков, кто продолжал созидательное дело в годы Великой Отечественной войны и послевоенные годы? Г.М. Кржижановский, А.В. Винтер, И.Г. Александров, Г.О. Графтио, Р.Э. Классон, Л.К. Рамзин, М.А. Шателен, Б.А. Флоренский – хрестоматийные фамилии-символы, чей вклад в развитие гидротехнической, тепловой и электроэнергетики бесспорен. Сегодня еще работает в Омском государственном университете путей сообщения большой ученый-практик, энергетик по призванию, Лебедев Виталий Матвеевич. Судьба его – это жизнь замечательного человека. 35 непростых лет жизни! Сознательно! До фанатичной преданности! Запуск с нуля Карагандинской ТЭЦ-3, Омской ТЭЦ-5, руководство объединением «Экибастузэнерго» в качестве генерального директора. Почему бы не рассказать об этом человеке и его судьбе? Однако телевизионные программы по-прежнему пестрят, словно соревнуясь между собой, рассказами о наркоманах, убийцах, насильниках, – деклассированных элементах, хуже горьковских героев, представленных в пьесе писателя «На дне».
Но и у современного телевидения осталась тяга к советскому прошлому. Поэтому иногда звучат песни тех лет, идет рассказ о вокально-инструментальных ансамблях. На новый год непременно показывают старые советские фильмы, которые со временем почему-то не надоедают, а становятся еще дороже и желаннее. Не потому ли, что чем дальше уходит время добрых людей и дел, настоящей любви, милосердия и сострадания, мы всё больше ностальгируем о нем, как о «прекрасном далеко»?! И не вернуть, и не возвратить, и не сказать: «Остановись, мгновение, ты прекрасно!»
Л.Н. Толстой в свое время заметил: «Жизнь есть увеличение своей души», тем самым определив важную роль в жизни человека духовного начала, противопоставив его низменным и грубо чувственным интересам. А для того чтобы человек развивался в этом направлении, нужны определённые условия, среда, наполненная нравственными и, соответственно, духовными ценностями.
***
Что же мы видим сегодня? Социокультурные вызовы школе, возникшие на рубеже ХХ и ХХI века, не потеряли своей актуальности, некоторые возникли совсем недавно и только зарождаются, но уже с ними приходится считаться. Постиндустриальное общество переродилось в общество потребления, поэтому господин Фурсенко, будучи на посту министра образования, чётко обозначил главную задачу системы образования, дескать, нам не нужны творцы – нам нужны потребители. И то, зачем капитализму творчество масс. Это вам не общество социальной справедливости. Капитализму важно получать прибыль и сверхприбыль, чтобы тот, у кого собственность, мог тратить ее на себя, любимого, и свое окружение. Это не открытие, это действие марксистской теории на практике.
Капиталистические отношения привели нас к резкому расслоению общества на бедных и богатых, которые могут себе позволить всё или почти всё. Существующее сегодня экономическое неравенство, при котором доходы самых богатых по отношению к доходам самых бедных по подсчетам экономистов превосходят в 16 раз, а с учетом скрытых доходов в 30 и даже 50 раз. Всё это отражается на качестве жизни и качестве образования. Отсюда вытекает проблема, которая является тормозом не только экономического, но и духовно-нравственного развития страны. Это коррупция! Она проникла во все сферы общества, об этом уже открыто говорит и президент страны. В мировом рейтинге по преодолению коррупции Россия занимает 127-е место из 163 стран. Преступность, падение традиционных ценностей, раннее вступление в сексуальные отношения, ослабление гендерной поляризации, когда строго определялся мужской и женский стиль поведения и род занятий, увеличение числа разводов и неполных семей – яркие приметы падения нравственности в новой России.
Всё это разрушительно влияет  на процесс и результат воспитания, развития и саморазвития учащейся и студенческой молодежи. Выпускники образовательных учреждений, соприкасаясь с деструктивной, а подчас криминальной средой, становятся невосприимчивыми к таким духовно-нравственным ценностям, как честность, порядочность, милосердие. Современный подросток даже при большом желании подчинить свою жизнь высоким целям и общественным интересам, вряд ли сможет, потому что в современном обществе нет для этого условий. Даже всё возрастающая роль церкви не является той самой средой. Она сегодня всё больше объединяется с представителями власти, демонстрируя далеко не нравственные примеры и ценности жизни. Молодой человек оказался зажат между социальными и церковными догматами, пытаясь совместить несовместимое: борьбу за права со смирением, а психологию успеха с отсутствием стяжательства. В то же время он наблюдает, насколько в этом преуспели церковь и так называемая элита.
Внешняя среда, ее вызовы внесли большие изменения в повседневную жизнь современного школьника, наполнив ее новыми вещами, новыми словами, в основном англицизмами, интернет-сленгом, смайликами, стикерами, виртуальными образами и отношениями. Детям, которые привыкли получать информацию с экрана, трудно воспринимать устный и письменный текст, общаться друг с другом. Они не умеют делать, им предпочтительнее получить готовый материал, нажимая кнопку. Однако информацией нужно уметь пользоваться, осознавая тот факт, что часто информация манипулирует сознанием человека. Разработка и применение всё более изощренных методов манипулирования сознанием и поведением человека становится интеллектуальной услугой, выгодной власть предержащим. В современной России информационно-коммуникационное пространство влияет на обеспечение национальной и духовной безопасности. Компьютеризация, интернизация, телефонизация (мобильная связь, скайп и др.), развитие социальных сетей, виджетизация (массовое использование видеосервисов), появление различных радиостанций и телеканалов, массовое распространение компьютерных игр, исторических и фэнтезийных реконструкций – вот характерные его особенности. И вот уже взамен традиционному классическому образованию, пусть и не лишённому недостатков, сейчас предлагают взамен цифровизацию.
***
Подробно рассматривает эти вопросы О.Н. Четверикова в своей последней книге «Цифровой тоталитаризм. Как это делается в России». Об этом она говорит в своих интервью. Речь идет не столько о новых технологиях, как нас убеждают различные государственные структуры, сколько об изменении сознания людей и установлении новой системы контроля.  Взрослым сознание трудно изменить, а дети самый подходящий материал. Через изменение системы обучения детям легче внедрить иные смыслы и иные способы мышления.
А мы говорим о ЕГЭ! Авторы форсайт-проекта «Образование 2030» планируют ЕГЭ убрать, а вместо привычной пятибалльной системы ввести десятибалльную. В ноябре 2016 г. правительство утвердило проект «Современная цифровая образовательная среда», реализация которого приведет к полному аннулированию традиционной школы. Учитель школе в прежнем качестве будет не нужен. Он будет выступать в роли куратора. А для того, чтобы ушли последние учителя, работающие по классической методике и желающие учить детей как прежде, придумали новую форму аттестации учителей – ЕФОМ (единые федеральные оценочные материалы). Аналог ЕГЭ для  учителей. Уже готовы эксперты для «Национальной системы учительского роста», чтобы с 2021 г. это тестирование сделать обязательным для всех учителей. С 2025 г. произойдет переход, как определено в проекте, к российской электронной школе (РЭШ). (Кстати, о проекте. Очень хорошее определение. Не план, не программа, а проект, от чего можно отказаться в любой момент, чем можно оправдать любой эксперимент.) Может быть, поэтому в последнее годы у нас всё больше проектов.
В чем опасность электронного обучения? Безусловно, здоровье. Здоровье не только физическое, но и духовное. Сегодня появился термин «цифровое слабоумие». Погружаясь в виртуальный мир, ребенок вместо полноценного нравственного и интеллектуального развития получает примитивные навыки, просто тупо тыкая пальцем. Таким способом полученная информация ведет к деградации. Самостоятельное мышление отсутствует. Компьютер заменяет мозг, предоставляя нужную информацию. В результате, как пишет врач-психиатр Е. Кулебякина, «подрастающее поколение станет всего лишь частью матрицы, управляемой силой, которая контролирует цифровые и информационные потоки уже сейчас. Всё чаще с компьютерным обучением связывают и растущий аутизм. В таких странах, как Южная Корея и США, он растет особенно быстро: в Корее сегодня один аутист приходится на 38 человек, а в США – на 50. Ну, а в целом во всем мире, по имеющимся данным и по прогнозам ВОЗ, если в 2012 г. аутизмом страдал один из 88 человек, то к 2025 г. аутистом может стать уже один из 30 новорожденных».
С одной стороны, информационные технологии ведут к цифровому слабоумию, а с другой – именно в силу цифрового слабоумия дети оказываются всё более зависимыми от смартфонов и гаджетов. Многие ученые уже открыто называют смартфоны и айпады цифровым наркотиком. Как пишет, например, известный американский нарколог Н. Кардарас, недавние исследования сканов мозга показали, что эти технологии влияют на лобную долю коры головного мозга так же, как кокаин (эти зоны, напомним, отвечают за внимание, вознаграждение, кратковременную память). Из-за этого западные учёные называют их «электронным кокаином», а китайские – «цифровым героином».
Общество всё больше напоминает тоталитарную секту, в которой контролируются чувства, воля и разум. Если в советской школе, о чем говорилось выше, дети получали качественный обязательный для всех минимум образования, а потом определяли, чем они будут заниматься в профессиональном направлении, то теперь это будут решать за них уже на самых ранних ступенях обучения,  невзирая на особенности каждой возрастной ступени и когнитивные функции детей. Между тем ведущие российские и зарубежные педагоги и психологи утверждали и утверждают важность культурно-исторической традиции и принципа природосообразности в воспитании и образовании детей.
В частности, теория Эрисона об организации и развитии личности, построенная на особенностях возраста, доказывает, что в каждом возрасте есть свои особенности, кроме того у каждого ребенка они тоже свои, поэтому воспитывать нужно сообразно природе. По мнению Эрисона, «личность развивается ступенчато, переход от одной ступени к другой предрешен готовностью личности двигаться в направлении дальнейшего роста, а общество устроено так, что развитие социальных возможностей человека принимается одобрительно». Но подобные рассуждения и выводы в расчет реформаторами не берутся. А используются электронные учебники со встроенным в них искусственным интеллектом. Этот интеллект будет отслеживать успеваемость каждого ученика и определять следующий алгоритм (привычные понятия, как ученик, учитель, парта, класс и т.п. уйдут из обихода): слабым – упрощенный, сильным – опережающий. Таким образом, одних детей постепенно будут превращать в людей «одной кнопки» (термин Дмитрия Пескова, сопредседателя  президента по цифровому и технологическому развитию), других – в разработчиков этой кнопки. Но будет и образование для «элит», детей богатых родителей, к которым не применяется цифровизация.
Исходя из этого, «цифровое обучение мыслится как кастовое». Продвигают эти идеи Агентство стратегических инициатив и фонд «Сколково», Московская школа управления, Высшая экономическая школа и другие связанные с ними структуры. Это одна группа. Далее финансовый бизнес, поэтому понятно, почему Г. Греф здесь играет ведущую роль. Третья группа IТ-компании, представляющие интересы транснациональных цифровых корпораций, и, конечно, чиновники, представляющие интересы двух последних групп.
Новый образовательный форсайт-проект безальтернативный. Он не обсуждался широкой родительской общественностью, а согласно закону об образовании родители имеют преимущественное право на обучение и воспитание детей, могут выбирать формы этого обучения. Проект преподносится как «прорывной», обеспечивающий успешность в обучении каждому ребёнку, раскрытие их талантов. Но таланты нужны будут тем, кто их купит и начнёт на них зарабатывать деньги. Таких талантов, согласно заявлению одного из форсайтщиков, немного, всего 10%, «это прорыв, а остальным нужны психотехники».
Электронная школа – это эксперимент, последствия которого неизвестны.
О вреде влияния на мыслительную деятельность постоянного использования ноутбуков, компьютеров, телефонов, смартфонов сказано много. А тут электронная школа! Все процессы от обучения до игр через электронные устройства. От 5 до 10 часов находиться в виртуальном общении вместо живого! В то время как СанПиНы рекомендуют младшему школьнику пользоваться интернетом не более 30 минут. Кто проводил исследования? Авторы проекта умолчали  о вышедшем в 2015 г. во Франции законе «Об осторожности, прозрачности, информированности и договоренности по вопросам воздействия электромагнитных волн». Этот закон запретил использование беспроводного интернета для детей. Однако в нашей стране эксперимент продолжается, несмотря на эпидемию коронавируса. Одна из стартовых платформ, самая главная, под руководством председателя Сбербанка Г.О. Грефа. Какое отношение финансист имеет к образованию? Пожалуй, одно: в угоду транснациональным компаниям, которые возглавляют большие люди с большими деньгами.
В июне 1945 г. проходил первый Парад Великой Победы в Москве. Участники парада бросали к подножию Мавзолея фашистские знамена как символ поверженного мирового зла. Сегодня зло, страшнее вражеского нашествия, снова у наших стен. Зло, которое угрожает нашему будущему, – детям, значит, будущему страны, ее национальной безопасности. Сможем ли победить?! Это зависит от всех нас, родителей, учителей, ученых, общественных деятелей и просто неравнодушных людей.
«Не могу молчать!» – так обозначил свою гражданскую позицию великий классик Л.Н. Толстой, обратившись к своим соотечественникам и протестуя против позорной казни крестьян царским правительством. Сегодня на наших глазах происходит не менее позорное дело – удушение нашего  образования в угоду электронному геноциду. Дистанционное обучение  в условиях пандемии еще больше утверждает в мысли, что такое обучение не благо, а вред. Об этом говорят родители и учителя. Качество низкое, обратная связь отсутствует. Выбор за нами.
Любовь Алексеевна Холопова – кандидат педагогических наук, доцент Юргинского технологического института (филиала) ТПУ, отличник народного просвещения, член ОМРО ПАНИ.
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments