О чем пишут (mak_50) wrote,
О чем пишут
mak_50

Category:

За возрождение образования: КАК РЕПЕТИТОРЫ С РОСОБРНАДЗОРОМ ПОССОРИЛИСЬ

https://vk.com/rvs.obrazovanie?w=wall-62604527_39990
Известно, что с введением ЕГЭ репетиторство ещё более расцвело и вширь и вглубь. Полная отмена государственного выпускного контроля, который стали имитировать результатами вступительных ЕГЭ, принесла в школу свободу не учить и не учиться. В итоге резко упало качества общего образования. Ввиду различия вступительных интересов, эффективная подготовка к ЕГЭ в рамках одного класса обычной школы невозможна в принципе. Возникла острая потребность в «индивидуальной образовательной траектории». И тут самый простой вариант — нанять репетитора.

Репетиторский рынок получил запрос на подготовку к ЕГЭ в самом широком диапазоне: от стремления к максимальному баллу в мечтах о ВШЭ и МГИМО, до желания одолеть примитивный порог двойки, чего вполне достаточно для обучения на инженерной специальности «города Урюпинска». На этом поле востребованы не только профессионалы высокого уровня, но и посредственные школьные педагоги, у которых хватает терпения в течение года объяснять своим клиентам, как считать площадь треугольника по клеточкам или складывать дроби. Словом, куда конь с копытом, туда и рак с клешнёй.

Разумеется, не все репетиторы в восторге от ЕГЭ. Среди них есть активные критики этой системы, что для настоящего профессионала вполне естественно. Но в целом здесь действует известное правило: бытие определяет сознание. Основная репетиторская масса, получая устойчивый доход от единого экзамена, уже срослась с системой ЕГЭ и без неё себя не мыслит.





(Самое прискорбное, что в эту группу входит большое число учителей. На педагогических форумах мелькают временами фразы типа:
«нам платят гроши, но кто-то умный (вариант: добрый) придумал ЕГЭ, с голоду не помрём».
Поэтому удалять ЕГЭ из школы придётся хирургическим методом.)

Таким образом, в стране есть две группировки, делающие бизнес на ЕГЭ. С одной стороны — государственный Рособрнадзор с его «институтом ФИПИ», с другой — репетиторское сообщество. Последнее не оформлено структурно, но его позитивное (в целом) отношение к ЕГЭ является важным столпом «общественной поддержки» единого экзамена.

Коммерческие интересы этих двух групп практически не пересекаются. (Рособрнадзоровский бизнес базируется на издании методической макулатуры «от составителей КИМов ЕГЭ». Похоже , что там процветает и торговля заданиями экзаменов «для узкого круга лиц», чем объясняется (по одной из версий) скандальная утечка 2018 года (см.
https://vk.com/wall-62604527_18872 ).)

До сих пор системных противоречий между надзирателями и репетиторами не наблюдалось. Но в этом году положение резко изменилось. Репетиторы (в первую очередь — гуманитарии) вдруг возмутились действиями надзорных органов и сумели инициировать серию публикаций, в которых заявляют даже о «системном кризисе ЕГЭ», необходимости его существенных «улучшений», а главное, требуют, чтобы их услышали.

Что же произошло необычного на ЕГЭ-2020?

Как известно, были переносы экзаменов и карантинные ограничения во время проведения. Но по части содержания ЕГЭ, проверки работ, критериев оценивания принципиальных изменений не было. И апелляция проходила по старой накатанной схеме. Конфликтные комиссии всеми средствами старались минимизировать признание собственных ошибок, нахраписто отвергали любые претензии, нисколько не заботясь при этом о логике своих аргументов.

Но было одно существенное отличие. Если прежде весь подобный трэш адресовали напрямую выпускнику в очной беседе (и он уходил подавленный и озлобленный), то в году нынешнем апелляция проходила дистанционно, и на другом «конце провода» зачастую находились не мальчик или девочка (которых привыкли бесцеремонно мордовать), а их репетиторы, то есть люди весьма серьёзные. И когда о них стали откровенно вытирать ноги, эти люди возмутились. Дело здесь не только в личных амбициях. Страдал их бизнес: какие-то «тупые курицы» демонстративно опускали маститых наставников в глазах учеников.

Вот пример оценки дистанционной апелляции, данной известным московским репетитором (цитата):

«Не знаю, бот там, скрипт или реальный человек с пониженным интеллектом, но ответы даже не формальные, они клинически дебильные».


Сильнее всех возмутились историки. Дело в том, что в соответствующем ЕГЭ есть пресловутое «историческое сочинение» (задание номер 25), о котором мы уже писали (см. https://vk.com/wall-62604527_33676 ). Напомним, что самый простой способ подготовки к этому «сочинению» состоит в том, чтобы вызубрить 11 текстов, составленных профессионалами в соответствии с «критериями ФИПИ», и на экзамене написать один из них (в зависимости от того, какой «исторический период» выпадет в персональном КИМе). Об этом все знают, и в большинстве случаев именно так и готовятся к «важнейшему заданию номер 25» (максимальная оценка за него — 12 первичных баллов из 56 возможных за весь ЕГЭ). Понятно, что в такой ситуации многие абитуриенты пишут абсолютно одинаковые тексты (буквально слово в слово).

А вот оценки за них почему-то ставят разные (причём временами — очень сильно разные). Региональные экспертные комиссии как будто не замечают критериев ФИПИ и «творят на местах произвол».

В том и состоит главная претензия репетиторов: Рособрнадзор установил правила игры, а их систематически нарушают, и правды добиться невозможно. Цитата (из обращения репетиторов-историков):

«Проблема заключается в том, что после отказа конфликтной комиссии никаких дальнейших действий не предусмотрено. Отказали и успокойтесь. Нужно придумать системное решение для таких случаев».

Прежде чем обсуждать проблемы апелляции, стоит напомнить причины низкого качества проверки работ, которые носят системный характер.

Главная идея единого экзамена состоит в минимизации «человеческого фактора». Для этого ФИПИ разрабатывает алгоритмы оценивания, в которых как бы прописывают, за что какие баллы ставить.

И тут надо заметить, что дело это безнадёжное, потому что реальность всегда шире любых предписаний, и постоянно возникают ситуации, которые в инструкции не укладываются. (К тому же в ФИПИ не сильно заботятся о качестве своих критериев: среди них есть такие, что потрясают своей несуразностью и убожеством). При этом алгоритмическое оценивание в гуманитарных дисциплинах в принципе и на корню убивает всякое творчество: если оценивают по алгоритму, то и писать надо строго по алгоритму. Потому оборот: «творческое задание ЕГЭ» – фигура речи, имеющая весьма сомнительное содержание.

Второй проблемой проверки является кадровый состав экспертов. ЕГЭ — это вступительные экзамены во все вузы сразу, в том числе МГУ, МФТИ и т. д. Поэтому КИМы содержат задания, соответствующие уровню этих вузов. А вот региональные комиссии зачастую не имеют экспертов, способных такие сложные задания адекватно проверить. Кое-где их нет «от слова совсем», а где и были, так многие уже ушли, потому что психологический климат при проверке ЕГЭ сильно напоминает атмосферу самих единых экзаменов: то же видеонаблюдение, запрет мобильной связи, разговоров, свободного передвижения по аудитории. Словом, Рособрнадзор позиционирует всех экспертов как потенциальных жуликов. И если дети вынуждены со всем этим мириться, то уважающие себя взрослые люди — не обязаны. К тому же все эксперты ежегодно должны «проходить обучение» и сдавать зачёты «на усвоение» упомянутых выше критериев под надзором дилетантов из ФИПИ. И это тоже весьма тошнотворная процедура.

Потому экспертные комиссии во многих регионах необходимых кадров не имеют, и состав этих комиссий деградирует с каждым годом вместе с качеством проверки.

В силу указанных причин добиться единства в оценках работ ЕГЭ невозможно (речь о заданиях, проверяемых экспертами). Их проверяли и будут проверять во многих случаях как бог на душу положит.

Поэтому разработка эффективной системы апелляции, где абитуриент реально мог бы отстоять свои права, представляется очень актуальной. И, казалось бы, нам следует двумя руками поддержать возмущённых репетиторов. Но давайте посмотрим, о чём идёт речь в конкретном сюжете с историками. Вот ещё цитата из их обращения:

«Мы полагаем, что ЕГЭ был и остается хорошим форматом, и организаторы экзамена многое сделали для его совершенствования».


Заметим, что задание 25, из-за которого и загорелся сыр-бор, появилось сравнительно недавно, то есть оно и есть элемент того самого «совершенствования». И этот абсолютный маразм, не имеющий никакого отношения к творчеству (подробно см. https://vk.com/wall-62604527_33676 ), по результатам которого занимают бюджетные места в лучших вузах, никаких возражений у репетиторов не вызывал и не вызывает. Они без эмоций пишут свои эталонные тексты и дают их зазубривать ученикам. Эмоции начинаются тогда, когда эти убогие «сочинения» не получают высшей оценки. (И тут надо понимать, что проверяющий эксперт всё-таки не машина: когда в десятый раз ему попадает один и тот же текст (да ещё написанный корявым почерком), он в сердцах вполне может срезать балл.)

У репетиторов уже есть план: надо собрать сканы работ, где при выставлении оценки прямо нарушены критерии ФИПИ (гуманитарии уверены, что двух-трёх таких сканов будет мало, а 20–30 – достаточно, «уже система» (на общий массив из порядка 100000 работ)), и с этой доказательной базой ударить по надзирателям.


Но как и где?
В прокуратуру обращаться бессмысленно, жалобу переправят в Рособрнадзор.
В суд? Здесь достаточно напомнить процесс против Д.Гущина (см.
https://vk.com/wall-62604527_20651 ), где Кравацов и Ко «сумели доказать», что утечек на ЕГЭ-2018 не было.

Кстати в данном случае у надзирателей есть эффективный способ выставить претензии репетиторов на посмешище. Достаточно провести независимую экспертизу всех этих неправильно оценённых сочинений. Любой уважающий себя историк скажет, что они заслуживают оценки ноль, причём без вариантов. Ибо эти тексты напоминают фальшивые денежные знаки, о которых как-то писали СМИ. Речь о «долларовых купюрах», которые принимал банкомат, потому что они соответствовали всем «электронным критериям». Но, взятые в руки, они потрясали своей несуразностью, было непонятно, как вообще кто-то рискнул в таком виде имитировать деньги.

Словом, шансов на победу здесь мало. Хотя надзиратели вполне могли бы пойти навстречу репетиторам, если бы у них была возможность сделать это. Рособрнадзор сам давно и безуспешно всеми силами пытается добиться соблюдения на местах своих критериев, но результат из года в год всё хуже и хуже в силу описанных выше системных причин. У надзорного ведомства нет кадров для исправления огрехов проверки. Поэтому объективной апелляции на ЕГЭ не будет. Никогда.

И надо подчеркнуть, что сама борьба за соблюдение предписанных Рособрнадзором правил в корне порочна, ибо она означает согласие с этими правилами, уродующими наше образование.

Надо кардинально менять всю систему (подробно см. https://vk.com/doc-62604527_437327207 ).

А что касается обсуждаемого конфликта, то (скорее всего) он затихнет сам собой.

Милые бранятся — только тешатся.
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments