О чем пишут (mak_50) wrote,
О чем пишут
mak_50

Category:

Социальный рейтинг: Концлагерь или цифровизация справедливости?

https://svpressa.ru/society/article/286571/

Герман Садулаев о социальном рейтинге в Китае, России и на Западе

В буржуазной прессе и блогосфере регулярно появляются страшилки про китайскую систему «социального кредита», или «социального рейтинга». Эта программа, начатая в 2014-м году, предусматривает учёт положительных и отрицательных поступков китайских граждан и начисление соответствующих баллов для создания индивидуального рейтинга гражданина. Целью провозглашены поддержка «искренности», а также построение китайского развитого социализма и китайского коммунизма. На Западе систему окрестили «коммунистическим тоталитарным цифровым концлагерем», по мотивам «социального рейтинга» Netflix снял пару серий «Чёрного зеркала».

Все навязываемые и навязчивые тренды буржуазной прессы и блогосферы всегда являются ложью, провокацией и пропагандой. Особенно про Китай, который как кость в горле у «победившей во всём мире единственно верной концепции демократического рыночного капитализма». Само существование Китая опровергает буржуазную пропаганду. Апологеты «конца истории» в истерике сыплют парадоксами. Стоит им напомнить о поразительных успехах китайской социалистической экономики, как они начинают вопить, что в Китае нет социализма, а вся экономика капиталистическая, потому и успешная. Спрашиваешь: значит, Китай — прогрессивное рыночное демократическое государство? Нет, тоталитарное и коммунистическое! Почему же успешный капитализм не преобразовал китайское общество в демократию западного образца? Разве не этому учат в учебниках Сороса? Снова истерика вместо доводов.

Значительная часть «новостей» про китайский «цифровой концлагерь» оказывается просто фальшивками. Никакого особого тотального контроля, использования Big Data и слежки за гражданами система «социального рейтинга» не предусматривает. Она больше похожа на цифровую «доску почёта», интегрированную с «чёрными списками». Но дело не в этом. А в том, что такая же система «социального кредита» уже существует во всех странах тысячи лет. Она называется… деньги.

Разве деньги в идеальном мире не являются числовым измерителем социального рейтинга и социального кредита человека? Разве в идеальном монетарном мире у человека не тем больше денег, чем больше добра он сделал другим людям и обществу? Разве не так представляют идеологию денег богатые? Разве богатые не говорят: у меня много денег потому, что я очень умный, много работал и принёс много пользы обществу? А у тебя мало денег потому, что ты лентяй и дурак? В чём же разница с «социальным кредитом»?

Может быть, только в том, что в реальном мире, как нам всем известно, много денег может оказаться в руках у человека, не приносящего никакой пользы или приносящего много зла, как банкир или наркоторговец. И есть подозрение, что такое положение не является какой-то «случайной ошибкой», а напротив, системная закономерность, связанная с самой природой денег как отчуждённых от личности и анонимизированных знаков украденного у общества и приватизированного эксплуататорами «социального кредита». Мы все постоянно забываем о конвенциональной природе денег, полагаем деньги не знаками кредита, а какими-то физическими вещами, чуть ли не природным ресурсом, распределяемым непосредственно по божественному промыслу. А китайские коммунисты вспомнили. И решили пока что не отменять деньги, но откорректировать ошибки денежной системы с помощью добавленной реальности «социального кредита».

Да, из-за низкого «социального рейтинга» китайцу могут отказать в приобретении билета на самолёт или даже в аренде велосипеда. Какой ужас! А из-за отсутствия денег россиянину могут в магазине отказать в буханке хлеба и бутылке молока. Из-за низкого «рейтинга», то есть недостаточного количества денег на банковском счету, человеку в любой капиталистической стране не продадут нормальную квартиру, необходимую для жизни его семьи, тогда как какие-то другие люди, с большим банковским счётом, скупают и огромные квартиры, и дома, хотя в их семье и людей-то столько нет, чтобы везде жить. Это нас не ужасает и не удивляет? Странно, что это нас не ужасает и не удивляет.


Фото: Imago images/Xinhua/ ТАСС

И вот ещё что. «Чёрные списки», говорите? А в России этих списков нет? А база данных службы судебных приставов? Разве несколько миллионов российских граждан не ограничены в выезде за границу и в других правах из-за просроченных кредитов? А бюро кредитных историй? А базы данных о судимости и правонарушениях? И все-все-все базы, даже ведомственные и закрытые, которые каким-то образом всегда появляются в продаже? Попробуйте устроиться на работу в крупную корпорацию, и «служба безопасности» проверит вас по нескольким законным и незаконным «базам» и «чёрным спискам», прежде чем согласует ваше следующее интервью в отделе кадров. И есть ещё «чёрные списки» налоговой инспекции, без решения суда ограничивающие «регистрационные действия», то есть, предпринимательскую деятельность, хотя никакого правового акта, устанавливающего такие ограничения, нет.

Это в России. А в странах западной демократии лучше? Да с чего бы. Всё то же самое. И для своих, и для чужих. И по экономическим причинам, и по политическим. Однажды я съездил в Таллин читать лекцию по русской литературе, и много лет после этого я всё ещё в эстонских базах как «персона нон грата». По мнению эстонских службистов, русская словесность «представляет угрозу для одной или нескольких стран Евросоюза».

В общем, цифровизация социального контроля — тенденция объективная и неизбежная. Но в капиталистических государствах она будет использоваться для защиты интересов правящего класса, а самым страшным «антирейтингом» всегда была и будет бедность. А в народных государствах цифровизация поставлена на службу народу и государству. Цифровизация — не плохо и не хорошо. Это лишь средство. Ножом можно убить человека, а можно нарезать хлеб и сыр, чтобы накормить голодных.

И ещё несколько моментов необходимо отметить в связи с внедрением системы «социального рейтинга» в Китайской Народной Республике.

Китай решает свои собственные специфические задачи своими собственными специфическими методами. «Перенять опыт» не получится. Новая система прекрасно сочетается с древней китайской конфуцианской традицией, это как бы такое «цифровое конфуцианство». У нас традиции другие. В России есть свои преимущества, но они лежат в другой плоскости.

Важным пунктом, по которому в Китае присваиваются или отнимаются баллы, является «забота о пожилых родителях». Вследствие прошлой политики ограничения рождаемости в современном Китае сложилась ситуация, когда под опекой одного взрослого могут оказаться двое, трое, четверо пожилых людей. Рейтинги стимулируют ответственное отношение к социальной обязанности ухода за своими старшими родственниками. Это важное дополнение к пенсионному обеспечению, которое тоже развивается и улучшается в современном Китае.

Ничего нового в оценке индивида с точки зрения общества нет. Это раньше называлось «репутацией». И конечно, от репутации зависело всё то же самое: приём на работу, предоставление жилья, кредитов и так далее. Разница только в том, что начисление «репутационных» баллов теперь формализовано. И в условиях, когда человек живёт не в деревенской общине, где все друг друга знают, а в миллиардной стране, репутация «приклеивается» к нему цифровым рейтингом. Может, это и несовершенное решение. Но это хотя бы какое-то управленческое решение, направленное на обеспечение кадровой политики, основанной на меритократии, а не на жалкой системе личных, родственных и адюльтерных связей.

Управленческие задачи, стоящие перед Китаем, огромны. Наше население в несколько раз меньше, при этом ресурсов в несколько раз больше, а амбиции куда скромнее. Но и с такими, гораздо более скромными управленческими задачами наша административная система, пронизанная коррупцией и непотизмом, справляется куда хуже, чем китайская справляется со своими задачами глобального и космического уровня. И мы могли бы. Мы могли бы больше и лучше. Если бы только наконец отказались от непотизма в пользу меритократии.

А не выли бы, закатив глазки, в притворном страхе, про «цифровой концлагерь» и коммунистический тоталитаризм.

КОММЕНТАРИИ

Вова Желябов08.01.21 16:35
Победит неизбежно тот, у кого цифровой концлагер больше,  шире и глубже.
сергей фонов08.01.21 17:38
Пишите проще на русском языке, тогда аудитория станет больше, и станет Вас приятнее читать.
Кошка Алёшка08.01.21 18:24
Беда в том, что у нас любая статистика замыкается на одном каком-нибудь конкретном человеке, который несет ответственность за конечную цифру. И эти цифры очень легко подтасовываются.
Соломон Кузькин08.01.21 18:55
А куда делся зачинатель и пионэр цифровизации в стране,генеральный секретарь несчетного количества недвижимости,акций и вкладов в экономики передовых Западных стран,спонсор пивнух и пирожковых своего сынка на берегах Потомака ?
Павел Богомолов08.01.21 19:04
Благими намерениями вымощена дорога в ад. Апокалипсис две тысячи лет назад описал самую совершенную систему социального рейтинга при антихристе, когда «ни купить, ни продать будет невозможно не поклонившимся зверю», когда «будет убиваем всякий, кто не поклонится его образу».
lejla barkovskaja08.01.21 19:27
есть сомнение,что получится по черномырдину,  хотели как лучше...
jOKer08.01.21 21:08
Проблема любых рейтингов в том, что их кто-то выводит. И нет никакой гарантии того, что этот "кто-то" будет беспристрастен. Наоборот, есть все основания подозревать, что выводится рейтинги будут "кому надо" и по "особым правилам". И зачем нам тогда этот новый строгий ошейник?
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments