О чем пишут (mak_50) wrote,
О чем пишут
mak_50

Categories:

Россия прирастает средним классом нищих

https://svpressa.ru/economy/article/297582/

Страна окончательно поделилась на армию малоимущих и единицы миллионеров

Материал комментируют:

Российский средний класс, и без того немногочисленный, в период пандемии коронавируса значительно поредел и скатился в бедность. По мнению ректора НИУ ВШЭ Ярослава Кузьминова, государство в период кризиса поддерживало производство, а также самые малообеспеченные слои населения, о среднем же классе просто забыли. Хотя именно у этой категории людей во многих случаях полностью пропали источники средств — мелкий и средний бизнес, работа в сфере услуг. В результате представители среднего класса сразу перешли в категорию бедных.

По мнению Кузьминова, «любые инновации потребления и инновации в экономике поддерживаются средним классом, то есть людьми, у которых есть возможность выбирать». Поэтому ключевой вызов для российских властей сейчас — это продолжающееся падение реальных доходов населения, и «справляться с ним традиционными методами, то есть поддержкой самых слабых, просто нельзя».

Причем этот процесс еще и «взрывоопасен с точки зрения политики». Пока что последствия не так заметны, но со временем ответ на обеднение среднего класса придет, и с этим «надо что-то делать». Кроме того, падение доходов среднего класса может привести к тому, что Россия не добьется существенного увеличения темпов экономического роста, как запланировано, и этот показатель останется в пределах 2%.

В конце сентября прошлого года эксперты ВШЭ оценивали, что из-за кризиса 6,1% работающего среднего класса перешли в категорию бедных из-за потери работы и снижения трудовых доходов в связи с простоем. Всего, по оценке экспертов ВШЭ, к среднему классу до начала пандемии относились 24% занятых россиян. К ним причисляли людей с доходом не ниже 1,25 от медианного по региону, которые имеют высшее образование либо работают в госструктурах, руководителями высшего и среднего звена, специалистами, офисными служащими или военными. По итогам 2020 года, по данным Росстата, уровень бедности в составил 12,1% (17,8 млн. человек).


Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Заведующий лабораторией уровня и качества жизни Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, директор научного центра экономики труда Российского экономического университета им. Плеханова Вячеслав Бобков считает, что уменьшение среднего класса действительно может привести к серьезным экономическим проблемам.

— Это серьезная проблема, и связана она не только с ковидом. Во всем мире последние 10−15 лет растет экономическое неравенство, и это связано с размыванием среднего класса. Коронавирус усилил эту тенденцию, потому что многие из тех, кто зарабатывал деньги, имея собственный бизнес или высокооплачиваемую работу, попали в сложную ситуацию.

Масштабы этого сжатия зависят от того, как считать. Ректор ВШЭ говорил только об одном критерии — доходах. На самом деле их больше — это образовательный уровень, материальный фактор, причем не только доходы, но и жилище, и сбережения, а также самооценка самих людей.

До кризиса мы насчитывали до 30% людей, которые подходили под определение среднего класса по одному или нескольким критериям. Но ядро, которое подходило по всем параметрам, было немногочисленным — менее 10%. У нас пока нет оценок того, как коронавирус повлиял на эти цифры, но можно с уверенностью утверждать, что в сторону сокращения.

«СП»: — Может ли государство поддерживать средний класс и должно ли оно это делать?

— Конечно, власть должна оказывать среднему классу поддержку, но это связано с общей экономической средой. Так, у нас очень жесткая налоговая политика и бизнес зачастую поставлен в сложные условия. Примерно 40% доходов уходит на налоги. У нас высокие административные барьеры для входа в бизнес, сильна коррупционная составляющая. Кроме того, жесткая денежно-кредитная политика, высокие ставки. Государство должно помогать среднему классу путем создания благоприятной среды для экономической деятельности.

Что касается образованности и квалификации, государство должно создавать условия для качественного образования, для профессиональной реализации или перепрофилирования специалистов, которые оказались невостребованными.

Наконец, у нас есть третий фактор среднего класса — самооценка. Он во многом зависит от морально-психологического климата в стране. Инфляционные ожидания, негативные информационные потоки, которые придавливают инициативу, приводят к тому, что самооценка людей занижена. Государство и общественные организации могут работать и в этом направлении. У нас могла бы быть выше роль академического сообщества, профсоюзов, чтобы раскрепостить инициативу и сделать представителей среднего класса более уверенными в себе.

Средний класс — это одна из наиболее активных частей общества, она состоит из образованных людей, специалистов. Если их доля будет уменьшаться, будет замедляться и экономическое развитие страны.

Заведующий кафедрой финансового менеджмента РЭУ им. Г.В. Плеханова Константин Ордов полагает, что проблема в падении доходов всех слоев населения, а не только среднего класса.

— Я бы сказал, что мы недостаточно поддержали не только средний класс, но и класс людей с самыми низкими доходами. За период кризиса мы увидели рост числа людей, проживающих за чертой бедности, с 15 до 20 миллионов. Хотя можно спорить, за счет кого произошел этот рост — среднего класса, работающих бедных, семей с детьми и так далее. Факт в том, что такое существенное увеличение и безработных, и людей, проживающих за чертой бедности, говорит о том, что мы не оказали всей необходимой помощи гражданам.

Средний класс — это зачастую предприниматели. Малый и средний бизнес пока что составляет 20−25% от ВВП России. Он очень остро нуждался в поддержке, так как компании из сферы услуг пострадали сильнее всего. Люди из среднего класса, которые они имели доход, бизнес, могли позволить себе предметы роскоши, в один момент автоматически стали должниками. Никто не освободил их от арендных плат, от налогов, которые лишь отсрочили. К счастью, сейчас кому-то их начали прощать, хотя тоже с трудностями, не по падению доходов, а по формальным признакам соответствия ОКВЭД (Общероссийский классификатор видов экономической деятельности).

На Западе средний класс является основой развития экономики, главным фактором, который обеспечивает ее рост. Сейчас мы, сократив ряды этого класса, столкнемся с тем, что у нас снова пропадет перспектива экономического роста до 2023 года более чем на 3%.

Падение доходов населения в 2020 году составило 3,5%, за первый квартал 2021-го они сократились еще на 3,6%. Даже 3-процентный рост ВВП будет приводить либо к стагнации реальных доходов, либо к их дальнейшему сокращению, приводя все больше сограждан из среднего класса в класс нуждающихся.

«СП»: — Что государство может сделать с этой проблемой?

— Мы пока что не слышим официальную дискуссию о том, стоит ли исправить эту недоработку. Де-факто, несмотря на восстановление экономики, у нас доходы продолжают сокращаться, даже по официальной статистике. Если же посмотреть на некоторые группы продовольственных товаров, рост цен по ним достигает двухзначных цифр. А сокращение в натуральном выражении потребления картофеля, капусты, мяса свидетельствует, что все большее количество людей не имеют достаточного дохода, чтобы покупать даже самые дешевые продукты в том же количестве, что и до 2020 года.

Это говорит о том, что реальная бедность выше, чем показывает статистика. И это самый безнадежный показатель, требующий правильной оценки и действий со стороны государства, которых мы пока не видим.

Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment