О чем пишут (mak_50) wrote,
О чем пишут
mak_50

Categories:

Анатолий Кантор: Роковая крыса Путина

http://www.apn-spb.ru/publications/article33910.htm
Затухающий интеллект российской власти

После крушения Российской империи руководители Советский России и СССР на его начальном этапе, бесспорно, были люди образованные. Собрание сочинений Ленина, изданное в 1958 году, насчитывало 55 томов. Сталин оставил после себя серьёзное интеллектуальное наследие в 13-ти томах (прижизненное издание 1946 года), и это, не считая его работ над различными проектами типа краткого курса «Истории ВКП(б)». Даже Хрущёв, который явно уступал своим предшественникам в интеллектуальном развитии, оставил после себя восьмитомное «Строительство коммунизма в СССР и развитие сельского хозяйства», выходивший с 1959 по 1964 годы.

Следующие руководители Советской страны уже меньше задумывались о её судьбе и поэтому не утруждали себя идеологическим творчеством. Брежнев в сознании старшего поколения соотечественников ассоциировался со «знаменитой» трилогией «Малая земля», «Возрождение» и «Целина» (современное поколение граждан России, скорее всего, даже не знает таких названий). К государственному строительству они не имели совершенно никакого отношения, да и писал их Брежнев не сам…

И неудивительно, что СССР скоропостижно рухнул, так как, начиная с Брежнева, который принял страну, движущимся по инерции, раскрученной мощнейшим «сталинским маховиком», все последние руководители СССР не особо напрягали свой скромный интеллект по идеологической части. А уж последний, малограмотный сельскохозяйственный генсек, похоже, вообще не понимал, что в реальности происходило – как руководитель, Горбачёв был уже могильщиком СССР.

Ну, а руководители новой, «ни от кого не зависимой» России, были уже совершено не изуродованы интеллектом. Первый президент, как известно «пил горькую», да так активно, что, если верить его ближайшему охраннику Александру Коржакову, на занятие интеллектуальной литературной деятельностью ему банально не хватало времени. Когда уж тут заниматься идеологическим творчеством, если по большому счёту, на управление государством не всегда хватало трезвого времени суток!

Что касается его преемника, то буквально в первом своём публичном выступлении он умудрился шокировать всю страну отборным «блатным жаргоном» типа «мочить в сортире». Совершенно очевидно, что с такими глубинными познаниями самобытной русской лексики ему было не до глобальных идеологических трудов. И действительно, когда-то анонсированный к очередным выборам «План Путина» так по большому счёту никто никогда и не видел, не говоря уже о более глобальных трудах по обустройству государства Российского. Зато в сознании народа остались пошловатые шутки национального лидера, а также его воспоминания о трудном детстве: наиболее яркое из которых – это наблюдение «малолетнего президента» за поведением загнанной им в угол крысы из небольшой монографии «От первого лица – разговоры с Владимиром Путиным», написанной придворной группой авторов.

Самодержавная плутократия

Почему в нынешний период существования России (развитием то, что происходит в стране назвать сложно) очень важно оценивать интеллектуальный потенциал главы государства? А всё очень просто. Ныне в России по факту реализована модель самодержавного правления. В стране, конечно, есть конституция, но как показали последние события с её правкой – это чистая формальность. На самом же деле, страной правит так называемая вертикаль во главе с Владимиром Путиным, который фактически является исполняющим обязанности царя. До полного воцарения ему не хватает надлежащей родословной и церковного признания в качестве божьего помазанника. Но если с церковью в лице бизнес-патриарха договориться не сложно, то вот нарисовать себе хорошую родословную (достойную общественного признания) – это большая проблема. Поэтому система пока довольствуется наличием «исполняющего обязанности царя», хотя все царские атрибуты в жизни верховного правителя России явно присутствуют – всевозможные резиденции, роскошные дворцы, многочисленная челядь, оплачиваемая за счёт казны, и так далее.

По форме правления самодержавие – это механизм, впрямую зависящий от интеллектуального потенциала его главы. Следовательно, поскольку никаких программных документов «путинизма» не существует, то понять свою перспективу население России может единственным образом – оценив интеллектуальный потенциал главы созданной системы управления страной.

Удивляет тот факт, что, по большому счёту, серьёзно оценить этот очень важный для нынешней России параметр за двадцать лет никто так и не удосужился. А ведь это единственная возможность понять, к каким «высотам» Владимир Путин приведёт Россию в своём гарантированном президентском будущем.

Данный материал является попыткой по возможности объективно разобраться в этом вопросе.


Мы все учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь…

Официально принято считать, что Владимир Путин является юристом. Собственно, это он и сам неоднократно подчёркивал. Но каково качество его юридической квалификации? Особо разглагольствовать на эту тему нет смысла, здесь достаточно вспомнить старую советскую практику, как спортсмены проходили обучение. Например, на факультетах, где изучалась точные науки, спортивные успехи были не столь значительны, там всё-таки ценился интеллектуальный потенциал и умение работать головой, а не руками или ногами. С гуманитариями было по-другому. Конечно, сейчас трудно что-то сказать о юридических успехах главы государства.

Некоторые даже поговаривают, что диссертацию за него написали. Это похоже на правду, так как та диссертация появилась в 1997 году, когда Владимир Путин занимал уже высокую должность в администрации Бориса Ельцина, и, по понятным причинам, заниматься «научными» изысканиями ему просто физически могло не доставать времени. Поэтому в «сплетню» о плагиате поверить несложно, не потому ли Кремль не стал вдаваться в подробности этой истории и словами Дмитрия Пескова прокомментировал ситуацию незатейливо и просто – «Здесь нечего комментировать».

Далее разбираться в этой теме совершенно бесполезно, достаточно отметить, что найти выдающихся успехов в образовательном процессе у Владимира Владимировича едва ли удастся, поэтому в рассуждениях придётся отталкиваться от анализа его действий на посту президента России, то есть, как бы анализируя базовый образовательный потенциал от противного. Такой пример используется в точных науках, попробуем использовать его и в данном анализе.

В своих рассуждениях есть смысл рассмотреть два основных аспекта деятельности Владимира Путина – внутренний и внешний (то есть, международный). Они, несомненно, связаны воедино, но, судя по истории правления, создаётся впечатление, что в его сознании они воспринимаются как отдельные составляющие «трудовой деятельности самодержца». При этом, как неоднократно замечали различные источники, в приоритете у Владимира Путина, несомненно, международная составляющая. По крайней мере, так было раньше, до того, как политика Кремля сделала из России своеобразное мировое пугало.

Его университеты…

Утверждать, что человек, более двадцати лет удерживающий власть в России, совершеннейший бездарь, значит противоречить здравому смыслу. Несомненно, глава государства обладает определёнными качествами и навыками, позволившими ему отстаиваться у власти столь долгое время. Чтобы понять, какие это базовые навыки, есть смысл более детально присмотреться к вышеупомянутой монографии «От первого лица – разговоры с Владимиром Путиным».

Из книги следует, что основными факторами формирования личности будущего российского президента были знакомая многим коммуналка и обычная питерская (тогда ленинградская) подворотня. Особого рвенья к учёбе будущий глава государства не проявлял. Ему более импонировало занятие спортом, из которого в лихие 90-е, вышли те, кто своим «самоотверженным и непосильным трудом» завоёвывал право бывшей культурной столице СССР называться «бандитским Петербургом» – криминальной столицей независимой России.

Удивительно, но именно «питерская подворотня», судя по упомянутой монографии, является предметом особой гордости Владимира Путина. Это несколько странно для человека, занимающего высший государственный пост в стране, которая когда-то считалось эталонной по части образовательного процесса. Видимо, разгром советской образовательной системы, который впоследствии учинили путинские назначенцы, имел своей целью приблизить состояние будущих поколений российской молодёжи к идеалам питерской подворотни, – для того, чтобы люди лучше понимали своего президента.

В дальнейшем базовые навыки, полученные в детстве, Владимир Путин расширил и углубил, находясь на работе в мэрии второго по значению российского города в самый специфический период его существования. Неспроста и поныне 90-е очень часто всплывают в речах действующего президента. В «бандитском Петербурге» 90-х также сформировалась основа нынешней команды Владимира Путина. И, как ни странно, именно навыки, полученные в 90-х, легли в основу современного административно-государственного устройства России, которое больше напоминает классическое ОПГ, управляемое «понятиями», а не законами, которые должны бы быть обязательными для исполнения во всех социальных группах, в том числе и для высшей российской власти, включая главу государства.

Государство развитого путинизма

Исходя из познаний и опыта, накопленного Владимиром Путиным в предыдущие годы, частично о которых он рассказал авторам упоминаемой монографии, можно понять, на какой логике за 20 лет Владимир Владимирович и его окружение выстроило российскую государственную модель (путинская вертикаль власти). Нетрудно заметить, что развитый путинизм (то есть то состояние страны и общества, которое мы наблюдаем ныне) очень сильно напоминает классическую ОПГ государственного масштаба, или ГПГ – государственную преступную группировку. В качестве основного атрибута системы, «общака», выступает российский бюджет.

Это вотчина президентской вертикали. Масштабы «хозяйства», которым управляет Путин, обширны, поэтому у него существует целый аппарат (условно называемый государственным), обслуживающий интересы руководителя (главаря) страны. Как показывает практика, за счёт бюджета, через различные механизмы Владимир Путин активно поддерживает своих друзей, чиновников и прочих необходимых выстроенной системе людей. Какого-либо объективного контроля за бюджетом не существует. Совершенно лояльную Путину Счётную палату, которая должна осуществлять контроль бюджетных расходов, возглавляет старый приятель по питерской мэрии Алексей Кудрин – какой уж тут контроль? До этого за контролем бюджетных расходов присматривала Татьяна Голикова, более известная в народе как мадам Арбидол, на которой, как известно, клейма ставить негде.

Варианты наполнения российского бюджета (или кремлёвского общака, в более широком понимании) также схожи с методами, практикуемыми в ОПГ. В части независимых предпринимателей, достаточно провести анализ поборов, осуществляемый налоговыми и другими структурами, для понимания того, что аналогия с рэкетом из 90-х более чем реальна. Ну, а подход путинской ГПГ к населению – это, вне всякого сомнения, традиционный рэкет. Постоянный рост тарифов ЖКХ (при этом без повышения качества, а то и при полном фактическом отсутствии оплачиваемых работ). Налоги на недвижимость (начисляемые исходя из вольной трактовки стоимости имущества). Ну и конечно всевозможные штрафы, особенно штрафы, начисляемые на уже выписанные штрафы в связи с просрочкой. (В 90-х такая модель повышения благосостояния ОПГ называлась «поставить на счётчик», сейчас этот же механизм реализован на государственном уровне) – это чистейшей воды методы стриженных парней с битами из лихих 90-х.

Даже, казалось бы, мероприятия по повышению безопасности на дорогах и то организованы по методу классического рэкета. Деление дохода (ибо штрафы населения являются именно доходной частью установщиков дорожных камер и прочих контролирующих устройств) между коммерсантами и государством. Можно и дальше проводить параллели (вспомнить про медицину, образование, соцобеспечение и так далее), и станет понятным, что в основе путинского государственного устройства лежат классические принципы функционирования преступного мира, хорошо знакомые лидеру нации из его питерских 90-х, о которых он так часто вспоминает в своих речах. Каждый может проанализировать факты самостоятельно, трудности не составит.

Большой бредлам

Вообще-то нынешнюю общественно-экономическую систему России очень хорошо ещё в 1965 году описал Николай Носов в своей книге «Незнайка на Луне» (странно, что нынешняя власть до сих пор не сделала эту книгу запрещённой, а Николая Носова не причислила к «светлому лику» иностранных агентов посмертно). Если проводить аналогии с известной книгой, то современный собирательный Кремль (так сказать, коллективный Путин) – это и есть Большой бредлам, в котором Владимир Владимирович выполняет функции председателя Спрутса.

В этом произведении очень чётко описана современная экономическая модель России: «Нужно сказать, что все богачи, жившие в лунных городах, объединялись между собой в сообщества, которые назывались бредламами. Так, например, существовал сырный бредлам, в который входили владельцы сыроваренных фабрик; сахарный бредлам, объединявший всех сахарозаводчиков; угольный бредлам, объединявший владельцев угольных шахт, и так далее. Такие бредламы нужны были богачам для того, чтобы держать в повиновении рабочих и выколачивать из них как можно больше прибылей. Собравшись вместе, капиталисты договаривались между собой, какую заработную плату платить рабочим. Благодаря этому сговору никто не платил рабочим больше той суммы, которую капиталисты установили сообща, и рабочие, сколько ни бились, никак не могли добиться улучшения условий жизни. Кроме того, бредлам устанавливал цены на выпускаемую продукцию: например, на сахар, на хлеб, на сыр, на ткани, на уголь. Никто не имел права продавать товары дешевле установленной бредламом цены, благодаря чему цены постоянно держались на высоком уровне, что опять-таки было очень выгодно для фабрикантов».

Нетрудно найти современные аналогии, ведь именно созданные при Путине госкорпорации, акционерные общества с госучастием и являются своеобразными аналогами реальных отраслевых бредламов: «Ростех» – это огромный промышленный бредлам, «Роснефть» – можно считать нефтяным бредламом, «Газпром» – соответственно газовым и так далее… Есть более мелкие бредламы-холдинги, построенные по отраслевому принципу эксплуатации переданной им в управление госсобственности.

Госкорпоративная Россия

Поскольку никаких программных трудов у Владимира Путина обнаружить не удалось, а все его высказывания на экономическую тему были, мягко говоря, несостоятельными, то есть смысл предположить, что глубоких познаний в экономике и хозяйственной деятельности у него нет. (Этот тезис можно элементарно обосновать, базируясь на выступлениях самодержца различных периодов его правления). Поэтому Владимир Путин не любит сложных экономических конструкций. Обладая линейным мышлением, держать в голове многообразие экономических и хозяйственных связей для него просто физически невозможно. При этом мания тотального контроля явно не чужда многолетнему правителю России.

Если принять во внимание его огромный опыт, накопленный в 90-х, то становится понятным возникновение в России особой формы хозяйствования, именуемой «госкорпорация». На самом деле под видом госкорпораций на государственном уровне создан механизм «смотрящих» – очень популярный и распространённый в бандитской среде. Например, старый приятель Владимира Путина Сергей Чемезов через механизм госкорпорации «Ростех» является смотрящим за промышленностью – такой экономический уклад более понятен российскому правителю. Он (уклад) незатейлив и примитивен. Создание этих корпораций, по утверждению РИА «Новости», «стало магистральным направлением государственной политики во второй половине 2007 года».

Несомненно, мысль «самодержца» двигалась в направлении максимального упрощения хозяйственного уклада страны – создать конечное число укрупнённых монополий в виде государственных корпораций или акционерных обществ с формально государственным контролем. Их не слишком много и потому легко контролировать через аппарат смотрящих.

Все эти корпорации были вверены сомнительным управленцам (смотрящим), которые, по понятным причинам, ничего прогрессивного породить не могут. Смотрящие подбирались не по профессиональному признаку, а исключительно по степени доверия самодержца. Сегодня корпорации, отхватившие на халяву огромные куски госсобственности, формально являются независимыми от государства, то есть по закону не отвечают по обязательствам Российской Федерации, равно, как и Российская Федерация не отвечает по обязательствам корпораций. Однако это не мешает руководителям корпораций использовать вверенные им структуры в качестве бюджетных пылесосов.

С завидным постоянством, генерируя убытки и покрывая их займами, эти структуры (по обязательствам которых государство формально не несёт ответственности) плотно висят на шее многострадального российского бюджета, помогая окружению российского правителя перекачивать бюджетные ресурсы в собственные карманы и выводить часть из них по различным схемам на зарубежные счета. Для несырьевых экспортёров под эти схемы уже подведена законодательная база. А сырьевые могут выводить капиталы через заказы работ/услуг у несырьевых.

Выгодна ли такая хозяйственная модель России? Однозначно нет! Но зато, она тривиальна и очень понятна Владимиру Путину.

Кругооборот бабла в природе

Если более упрощённо взглянуть на хозяйственный механизм, созданный в России за последние 20 лет, то действует он примерно так – есть укрупнённые сырьевые монополии (структуры, наиболее доходные и обожаемые «самодержцем» и, поэтому, дарованные под управление самым «достойным» и надёжным друзьям детства и другим старым знакомым). Они генерируют основной приток в страну иностранной валюты (наиболее важные активы, так как рубль в современной России не является самостоятельной денежной единицей), и есть промышленные монополии, призванные создавать видимость существования этой самой промышленности.

Сырьевые продают сырьё и этим обеспечивают поступление в бюджет страны средств (но не всех!), которые остаются после освоения доходов (официальных и неофициальных) менеджментом, распределения части выручки по «правильным» подрядчикам для банального воровства. То есть это, так сказать, добытчики. Вторая категория монополий – это структуры, живущие в основном за счёт российского бюджета. Через эти структуры генерируются многомиллиардные программы (всем знакомы так называемые «Национальные проекты»), единственная цель которых – вытащить из бюджета те средства, которые остаются после стерилизации экспортных поступлений сырьевыми монополиями.

Конечно, что-то перепадает и населению. Но, тут важны приоритеты: на первом месте у правителя (с большим отрывом от остальных) высший чиновничий аппарат (депутаты, члены Совета Федерации, Правительства и т.п.). Следующий в приоритете – естественно силовой и судебный блок, так как именно он является гарантом стабильности созданной системы. Далее идёт огромный чиновничий аппарат низового уровня (он также необходим режиму). Всё остальное (образование, медицина, пенсионеры и прочее) – финансируется по остаточному принципу. Бывают, конечно, и «подарки», когда система нуждается в избирательной показухе – ведь главное загнать на мероприятие побольше народа, а результаты – это рукотворное действо полностью инвариантное от реальности.

Если примитивно рассмотреть кругооборот «бабла в России», то, исходя из ранее провозглашенной Владимиром Путиным доктрины «мировой энергетической державы», страна живёт по следующей схеме: экспортируется сырьё, то, что остаётся от первоначального «распила» и попадает в бюджет, составляет основу «всеобщего» национального благосостояния. Далее, генерируются многомиллиардные, никому ненужные, программы, через которые бюджетные средства уходят в частные карманы. Основная доля оставшихся средств уходит на госрасходы (как было сказано выше), тут опять же львиная доля разворовывается…, ну а самый остаток отдаётся «с барского плеча» населению (бюджетники, пенсии и разные социальные подачки). Предприниматели среднего звена снабжают себя сами и при этом, ещё и кормят государство.

Такой механизм был построен на пике сырьевого цикла и исправно функционировал. Но когда, совершенно неожиданно для российского правителя, цены на энергоносители пошли вниз, денег на всех стало не хватать. И начался новый тренд – ужесточение давления на средний и малый бизнес и на граждан страны: рост тарифов ЖКХ, налогов, ужесточение политики взимания штрафов и прочие «рационализаторские» нововведения, единственная цель которых – ободрать собственное население.

Если кто-то думает, что так широко рекламируемая Путиным и его вассалом Мишустиным цифровизация должна облегчить населению «общение с государством», то сильно ошибается. Нынешняя тотальная цифровизация — это механизм, позволяющий государству учитывать абсолютно любой объект налогообложения. То есть всех тех, кого можно (и нужно – в понятии властей) активно «доить».

Что характерно, в этот период так называемый путинский олигархат продолжал богатеть. За счёт чего, спросит внимательный читать? Ведь сырьевой цикл не благоприятствовал. Но это не помешало им наживаться в самые сложные для страны периоды. Экспортная выручка падала, а состояние национальных олигархов неизменно росло. В чём источник? А источником как раз стал бюджет (ну или «общак», выражаясь более понятным языком), верховным смотрящим за которым является Путин.

Чем скуднее становились финансовые потоки от реализации сырья, тем сильнее росло фискальное давление государства на своих рядовых граждан – так, что нетрудно догадаться за счёт чего российский придворный олигархат богатеет. Не зря же появилось выражение «люди – это новая нефть».

Коллективный Путин

Возможно, после прочтения вышеизложенного возникнет ощущение, что именно президент является заинтересованным и ответственным лицом за построенную в России криминальную модель функционирования государственной машины. Не умаляя заслуги Владимира Владимировича, надо отметить, что бенефициарами построенной в России откровенно мафиозной структуры государства является не только он. Среди пайщиков системы – олигархи ельцинского разлива, присягнувшие питерской номенклатуре, новые олигархи путинской формации (Тимченко, братья Ротенберги, братья Ковальчуки, Шамалов и прочие), то есть те, кого принято называть «кошельками Путина».

Также в сохранении построенной системы заинтересованы высшие российские чиновники, руководство силового блока, верхушка судебной системы. Иначе говоря, все те, кто в созданном репере безбедно существуют за счёт российского бюджета. Но даже при масштабности созданной ГПГ их не очень много. Хотя, надо отметить, что все они занимают ключевые посты в бизнесе и государстве. Всем им необходим Путин. Ведь он не только является распорядителем общака-бюджета, но как настоящий главарь, смотрит за тем, чтобы члены созданной им группировки не перегрызли друг-другу глотки. И это тоже немаловажная функция в нынешнем государственном устройстве России.

Единственное, что не учёл президент, – это фактор крысы. Да-да, именно той крысы, которую в детстве он загнал в угол, после чего (по его же словам) она развернулась и пыталась напасть на него. Сейчас в качестве «крысы» может оказаться российский народ, загнанный в угол всевозможными поборами. Ведь нынешнее равновесное состояние системы, удерживаемое с помощью силовиков и всевозможных ограничений человеческой личности, крайне нестабильное. В любой момент может «рвануть». Но, скорее всего, сама власть способна погубить страну (собственную кормушку) раньше. В связи с этим, нелишне вспомнить путинские слова, сказанные в отношении внешней агрессии: «зачем нам такой мир, если не будет России?». В случае внутренних рисков для созданной им системы эти слова могут быть перефразированы так: «зачем нам такая Россия, если не будет меня (Путина)?». Это полностью укладывается в логику любой ОПК – после нас хоть потоп.

Пора Владимиру Владимировичу вспомнить «крысу своей молодости», сейчас этот опыт очень бы пригодился при моделировании дальнейшего состояния общества в его (именно его, судя по построенной модели правления) стране.
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments